Западные учёные о шах Аббасе I

Английский востоковед К.Э.Босворт отметил: «Правление шаха Аббаса I, младшего современника таких великих государей, как королева Елизавета I в Англии, Филипп II в Испании, Иван Грозный в России и могольский император Акбар, знаменует вершину политического могущества Сефевидов, равно как и сефевидской культуры и цивилизации».

«Главным языком двора [Аббаса I] остался тюркский. Но это был не тюркский [язык] Стамбула. Это был диалект тюркского, диалект кызылбашей-туркоманов, на котором все еще говорят в наши дни в провинции Азербайджан на северо-западе Ирана. Этот вид тюркского был также родным языком Шаха Аббаса, хотя он одинаково свободно говорил и на фарси.»
(David Blow, «Shah Abbas: The Ruthless King Who Became an Iranian Legend»)

«Тюркский, на котором говорят в Грузии и северной Персии, является более строго тартарским — или вернее, более чистым тюркским, на котором изначально говорят вокруг и за Каспийским морем. Он значительно отличается от того, на котором говорят в Константинополе, который, будучи утонченным, привил на старый ствол так много арабских и персидских слов и выражений, что в сущности поменял свой изначальный характер.»
(Justin Perkins, «A residence of eight years in Persia, among the Nestorian Christians : with notices of the Muhammedans»)

Член немецкого посольства, уже упомянутый выше Адам Олеарий, побывавший в державе Кызылбашей (в период уже после правления шаха Аббаса Великого), писал про торжественный обед следующее:

Мнение, какое высказывал при этом Бругман о том и другом, в особенности же об Европейских картинах и о персидском способе сидеть и есть, конечно, не понравилось Шаху. После полуторачасового сиденья за кушаньями, стол был убран и подана всем кругом теплая вода, для омовения рук, в золотой кружке, и затем Великий Маршал возгласил по-тюркски: «Suffre Hakine Schahe doevvletine, Kasiler kuwetine. Alla dielum». «Вознагради, Боже, этот обед, умножь Царское добро и сделай Сильными его воинов! Боже, я желаю этого!» За тем все другие запели: «Alla, Alla! Боже, Боже!»» 
(А.Олеарий, Описание путешествия Голштинского посольства в Московию и Персию)