Армяно-азербайджанские кровавые столкновения 1905-1906 гг.

После поражения в русско-японской войне, в Царской России стали происходить народные движения, в том числе национальные движения за свободу. В целях предотвратить два этих фактора, царская Россия начала осуществлять  политику возрождения русского шовинизма и настраивания народов друг против друга. Посчиталось нужным проведение этой политики в первую очередь на Кавказе. В такое время армяне нашли время и условия воспользоваться сложившейся ситуацией. Царская Россия тайно вооружила армян, и таким образом была организована «армяно-мусульманская война». Первое столкновение между армянами и азербайджанцами произошла в Баку, а позднее в Шушинском, Зангезурском, Иряванском, Тифлисском, Нахичеванском, Ордубадском, Эчмиадзинском, Джаванширском, Газахском уездах. С начала ХХ века «армянский вопрос» на Кавказе превратился в пороховую бочку готовую взорваться в любой момент. В 1905-м году количество сел населенных тюрками достигало 5910. Существование 860 тюркско-мусульманских сел в Иряванской, 1173 – в Елизаветпольской (Гянджинской), 1111 – в Бакинской губерниях сильно беспокоило армянских шовинистов. Вообще, в начале ХХ века на Южном Кавказе  было 54 уезда.

И только в 5-и из них армяне составляли большинство. Поэтому армянские вооруженные банды стали нападать на азербайджанские села, уничтожать, выгонять мирное население, и тем самым добиться численного превосходства, чтобы в будущем получить автономию и возможность учреждения собственного армянского государства. Единственный способ заполучить эти села, эти земли дашнаки видели в вооруженных столкновениях. Потому местные государственные и армянские организации вооружали дашнаков и подстрекали их на войну против азербайджанцев. После всесторонней подготовки в первых днях февраля 1905-го года армяне учинили в Баку резню; спустя немного времени в Иряване беспорядки приняли массовый характер. Нахичевань, Зангезур подверглись нападению вооруженных армянских банд. Села сжигались, разрушались, мирное население вырезалось. Местное население было вынуждено покинуть отцовскую землю и встать на путь беженцев. В донесении пришедшем из Ирявана говорилось: «Со всех краев на кладбища привозятся гробы. Большинство мусульмане. Количество раненных и убитых постоянно растет. Отовсюду слышны выстрелы. В дом к одному татару подбросили бомбу, 24 татара убито и ранено. Кварталы Тэпэбаши постоянно забрасываются бомбами, много людей погибло. В долине Зянги большое количество убитых. Азербайджанцы боятся выходить на улицу, большинство уже покинуло город». Целью армян являлось вынудить азербайджанцев покинуть город. В начале ХХ века «армянский вопрос» обычно решался таким способом. Не только в городе Иряване, во всех городах губернии ситуация была аналогичной. Начальник уезда Эчмиадзина в одном донесении писал: «800 торосских армян напали на мусульманское село и сравняли его с землей. 53 человека убито и сожжено. 27 человек ранено. Стога сена, пшеничные поля 255-и сел сожжены». В том же донесении говорилось: «партия дашнакцутюн для виду обращается к двум народам для восстановления мира, а сама подпольно продолжает осуществлять террористические действия».

В общем, в армяно-мусульманской войне 1905–1906-х годов в Иряванской и Елизаветпольской губерниях  армяне разрушили более 200 сел, население подвергли геноциду. Лидеры партии «дашнакцутюн» с целью решить «армянский вопрос», осуществить химеру «Великой Армении», отправила всем организациям на местах послание с требованием уничтожить все тюркские села на территориях Иряванской, Гянджинской и Карабахской губерний, и навсегда очистить их (села) от местного населения, т.е. от  азербайджанцев.

В произведении М.С.Ордубаду «Кровавые сезоны» посвященном армяно-мусульманской войне говорится: «9 июня 1905-го года армяне напали на село Тэкийя населенное азербайджанцами. Местное население было безоружно, в отличии о хорошо вооруженных армян. Азербайджанцы, спасаясь, подались в горы. Большая резиденция Ахунд Мухаммед Али Мирза Абдульгусейна была сожжена. В здании сгорело более 200 переплетов Корана и священных книг. В Эчмиадзине армяне разрушили 9 известных сел, но правительство не предприняло никаких мер». Разрушения азербайджанских сел также было нужно царскому правительству. Чиновники того правительства разжигали рознь, чем старались задушить оживляющееся движение за свободу. С другой стороны они старались создать все условия для заселения опустошенных сел христианами. В тот же день армяне превратили в руины села Хэлэдж, Салдаши, Инджявар, Дашнов, население этих сел было уничтожено. Успевшие спастись бегством переселились в деревню Гатар. Но 1 августа 1906-го года армяне окружили деревню Гатар и открыли огонь. Армянские шовинисты сначала уничтожили деревню, в которой находилось 750 домов, более 3,500 человек. Затем разрушили тюркские деревни на берегу реки Охчу. Далее двинулись на основные села Зангезурского уезда – Охчу, Шабадин, Аралыг, Пирдавдан и Атгыз, и разграбили их.  Это было проявлением сущности жестокой политики партий «дашнакцутюн» и «хнчак» на пути к осуществлению химеры «Великая Армения».
В целях построения «Армении без тюрков» эти партии использовали самый ярый национализм, самые жестокие зверства. Ужасная резня мусульман окутала весь Кавказ, Иран и Восточную Анатолию. По этому поводу губернатор Гянджи 9 августа 19007-го года информировал Петербург, что на немощные мусульманские села «наступает почти стотысячная армия, и беженцы из Турции и местные головорезы, только и умеющие что убивать людей примкнули к этой армии».

В общем, в 18 уездах Западного Азербайджана не было ни одного села, ни одного населенного пункта, который не подвергся бы атаке армянских националистов. В конце XIX  века в Дэрэлеязской области было 154 села, 45 из которых были уничтожены в 1905–1907-е годы. Население остальных сел бежали в Иран, Нахичевань и Азербайджан. В пути от армянских снарядов было убито 200 человек.

Стоявшее в стороне от революции мусульманство не считалось и не хотело считаться с революционными организациями. Тысячи прокламаций разбрасывались членами «Дашнакцутюна» на татарском языке среди мусульман, приглашая их объединиться и стать «против единственного врага» — русского правительства. К началу 1905 г. среди опьяненных своей силой и положением деятелей «Дашнакцутюна» возникла мысль о возможности подчинить себе и мусульман. Случаи убийств последних в целях террора сначала в гор. Баку, а затем и в других местах стали следовать один за другим».

В докладе Воронцов-Дашков отдельно останавливается на кровавых событиях в Бакинской и Иреванской губерниях. Касаясь событий в Баку, он пишет: «В этот период организация «Дашнакцутюн» приобрела особое руководящее влияние в г. Баку после армяно-татарских беспорядков и смутного периода 1905-1906 гг. Это объясняется тем, что в то время наиболее влиятельная и богатая часть армянского населения видела в организации свою вооруженную охрану против мусульман и порожденных революциею анархических организаций и широко поддерживала дашнакцаканов материальными средствами, почему последние были прекрасно вооружены; помимо охраны своей личности, наиболее богатые армяне пользовались дашнакцаканами для охраны своего имущества и имущественных интересов; так, бывало, что на промыслах дашнакцаканы прекращали угрозы забастовки, и, наоборот, случалось, что, желая отомстить тому или другому из промышленников, не пожелавших удовлетворить их требования об уплате денег, они принуждали рабочих на его промысле бастовать. Весь контингент так называемых телохранителей, а равно бывшая в городе организованная охрана вербовалась армянами из членов этой организации».

Жертвами террора в Иреванской губернии, развязанного «Дашнакцутюн», стали не только мирное мусульманское население, но и высокопоставленные чины местной царской администрации. Кавказский наместник перечисляет их фамилии и должности: «Так, если бы с партией «Дашнакцутюн» в Эриванской губернии с самых первых шагов ее зарождения велась бы борьба, и притом непрерывная и напряженная, то едва ли бы в прискорбной хронике ее событий могли иметь место такие явления, как убийства Сурмалинского уездного начальника, подполковника Богуславского, подъесаула Гнутова, помощника полицейского пристава гор. Эривани Юханаева, поручика 1-го Кавказского железнодорожного баталиона Костенко, тяжкие поранения бывшего Эчмиадзинского уездного начальника, капитана Шмерлинга, помощника Александропольского уездного начальника, капитана Павлова, пристава гор. Александрополя, Нашанского, покушения на жизнь помощника Шаруро-Даралагезского уездного начальника, Скибинского, и бывших Нахичеванских уездных начальников, капитана Дудникова и подполковника Энкеля, не говоря уже о целом ряде нижних полицейских чинов, сельских должностных и частных лиц, павших жертвами исполнения своего служебного и гражданского долга в борьбе с партией «Дашнакцутюн» в период ее террористической деятельности, главным образом, на почве закона 12 июня 1903 года».

Воронцов-Дашков подробно останавливается в письме на мерах, которые были предприняты кавказской администрацией дл нейтрализации деятельности «Дашнакцутюн».

В частности, касаясь мер, принятых в Иреванской губернии, он пишет: «Из мероприятий, предпринимавшихся администрацией Эриванской губернии в целях прекращения деятельности партии «Дашнакцутюн», нельзя не указать на высылку из пределов Кавказского края в административном порядке 21 лица, дальнейшее пребывание коих было в свое время признано опасным для общего спокойствия губернии».

Далее он переходит к Елизаветпольской губернии: «Ближайшей причиной произведенных арестов было совершение членами партии «Нового Дашнакцутюна» нескольких отдельных террористических актов над своими единоплеменниками, а также над колонистом Гурром за сделанный им донос о действиях партии. Благодаря аресту председателя елисаветпольского комитета — архимандрита Корюна и др. видных деятелей, в числе 14 человек, партия «Дашнакцутюн» была ликвидацией ошеломлена. Ослаблена была партия несомненно, и положение ее продолжает ослабляться благодаря тому, что со времени произведенной в августе 1907 г. ликвидации администрация Елисаветпольской губернии продолжает упорно бороться с «Дашнакцутюном». Так, независимо от августовской ликвидации, выдворено из губернии 112 представителей «Дашнакцутюна»».

Наконец, активная борьба с «Дашнакцутюн», по словам Воронцова-Дашкова, велась также на территории Тифлисской губернии, где проживала значительная часть армянского населения Южного Кавказа: «В Тифлисской губернии чинами общей и жандармской полиции велось и ведется непрерывное наблюдение за общей деятельностью партии «Дашнакцутюн». Помимо применения уголовных и административных репрессий в соответствующих случаях, губернское начальство, при возбуждаемых разного рода ходатайствах более или менее общественного характера, обращает внимание, не имеют ли эти ходатайства связи с деятельностью партии».

В заключение своего письма Воронцов-Дашков с чувством оптимизма пытается убедить премьер-министра Столыпина в наблюдающемся прогрессирующем упадке деятельности партии «Дашнакцутюн». Подобная уверенность кавказского наместника основывается на информации о расколе внутри партии, а также наблюдаемом на всем Кавказе стремлении армянского населения освободиться от опеки партии «Дашнакцутюн».

Он пишет: «Стремление это выражается отчасти в прекращении, отчасти в уменьшении тех взносов, которые мало-мальски зажиточные армяне должны были делать в фонд партии. Это явление вносит затруднение в деятельность «Дашнакцутюна», ослабляя ее денежные средства, и местная администрация стремится широко его использовать в целях уничтожения партии».

Однако, что касается полного уничтожения партии, то здесь Воронцов-Дашков явно лукавил. Поскольку, несмотря на аресты, которые были проведены среди членов партии «Дашнакцутюн», накануне начала Первой мировой войны все они получили амнистию. Именно Воронцов-Дашков станет одним из инициаторов данной политики по защите традиционного покровительственного отношения царизма к армянам, которые в случае войны с Турцией могли бы служить для России «пятой колонной» в турецком тылу и содействовать завоевательным устремлениям царского правительства в Малой Азии.

Ильгар Нифталиев, доктор философии по истории, ведущий научный сотрудник Института Истории им.А.А.Бакиханова НАН Азербайджана