Бельгийский «гуманизм» в Конго

Де-юре Конго превратилось в бельгийскую колонию, а де-факто стало вотчиной бельгийского короля. Леопольд II не был благородным миссионером. Единственное, что его интересовало, — максимальное извлечение прибыли любым способом. Конго с ведома нового хозяина страны наводнили банды карателей под руководством европейских офицеров. Эти шайки безнаказанно грабили страну. С местным населением никто и не собирался считаться: если европейцам что-то не нравилось, конголезцев убивали целыми деревнями.

Большинство местного населения заставили трудиться на плантациях гевеи. Бельгийцы додумались до чудовищного, но исключительно эффективного способа повышения производительности труда. Этот «стимул» за 10 лет его использования позволил увеличить производство каучука в Конго в 40 раз.

Если человек, будь то ребенок, женщина или старик, не выполнял норму по сбору каучука, ему отрубали руку. «Гуманизм» данной меры воздействия заключался в том, что невыполнение норм вообще каралось расстрелом. Но у щепетильного бельгийского правительства на счету был каждый патрон.

От карателей требовали предоставлять отрубленную руку казненного в качестве доказательства использования патрона по назначению. Убийц подстегивала и перспектива получить за каждую жертву вознаграждение.

Жажда наживы толкнула головорезов на хитрость — в конце концов палачи стали просто отрубать конголезцам руки. Дошло до того, что конечности превратились в валюту, своеобразный эквивалент стоимости. Безумная эпидемия отрубания человеческих рук охватила не только бельгийских карателей, но и местное население.

Жители мирных деревень, не выполнив норму по сбору каучука, оказавшуюся для них слишком высокой, движимые животным страхом, нападали на другие деревни и рубили руки у соседей, чтобы рассчитаться с бельгийским королем страшной данью.