«Лучше турки, чем Папа» — девиз морских гёзов

Медальон морских гёзов в виде полумесяца с девизом «Лучше турки, чем Папа».

Нидерландцы в средние века были людьми совсем иного сорта нежели нынешнее население Голландии и Бельгии, заслужившие по всей Европе репутацию весьма беспокойного народа. Засилье римско-католической церкви, высокие налоги и централизация власти привели к Восстанию в 1568-м году семнадцати провинций против Испанской империи, находившейся тогда на пике своего могущества. Эти события известны в истории как Нидерландская революция, или Восьмидесятилетняя война..
Участники вооруженной борьбы назывались гёзами(«нищие»), в их числе самая большая группа гёзов воевала на море и называлась морскими гёзами. Девизом морских гёзов был «Liever Turks dan Paaps» («Лучше турки, чем паписты») либо «Liever Turksch dan Paus» («Лучше турки, чем Папа»), а их символом был полумесяц на красном знамени (как у Османов). Также гёзы носили серебряные медальоны в виде полумесяца с тем же девизом.

Нужно понимать, насколько радикальным было подобное обращение голландских повстанцев к символике Османов. В средневековой Европе распространялись легенды о «варварстве» и «дикости» магометан, печатались антиисламские книги, постоянно звучали призывы к крестовым походам (которые рассматривались как средство единства христиан). Для христианина тех времен, понятие «сарацин» было равнозначно понятию «язычник», а то и хуже. И тут появились люди, называющиеся себя Морскими Нищими, носящие на одежде серебряные медальоны с полумесяцами (символами антиримской борьбы) и кричащие, что Султан лучше Папы…

Для протестантов тогдашней Европы обращение к Османской символике было не случайным и выходило за рамки обычного протеста. Османский девлет среди всех европейских диссидентов пользовался большой популярностью и как враг католической империи, и как пример справедливого и веротерпимого общества, где различные религиозные секты (анабаптисты, гугеноты и др.) могли найти себе убежище. Многие фламандцы говорили о том, что предпочли бы жить под властью мусульман, чем под властью католиков-испанцев.

Еще до начала войны кальвинисты пристально следили за противостоянием Османов и Габсбургов. А после того, как война началась, Семнадцать провинций оказались практически в изоляции, без всякой поддержки со стороны европейских стран. Голландский принц Вильгельм Оранский еще в 1566-м году отправил в Стамбул посольство за помощью. Османский девлет предложил прямую военную помощь повстанцам, во-первых, через связь Иосифа Нази с протестантами в Антверпене, а во-вторых, через письмо Сулеймана Великолепного «Лютеранам» во Фландрии с предложением помощи войсками по первой просьбе. Сулейман даже утверждал, что считает себя религиозно близким протестантам, «так как они не поклоняются идолам, верят в единого Бога и воевали против Папы и императора» В своем письме он обещал, что «силы Османов скоро так ударят по Филиппу II, что у него не будет времени даже подумать о Фландрии». Однако султан умер в том же году. Уже в 1574-м году флот султана Селима II, состоявший из испанских морисков и алжирских пиратов, обрушился на Тунис. Испания получила второй фронт, Тунис был для нее потерян, а давление на Фландрию существенно ослабло. В следующем году Испания объявила о своем банкротстве, и это уже было началом конца империи Габсбургов. Османы же продолжали оказывать поддержку Голландии вместе с французами и англичанами, а также поддерживали протестантов и кальвинистов, как один из способов противостояния Габсбургам в Европе.
Увы, Реформация породила новых идолов. Настоящего обращения к Исламу не произошло, а место яростных гёзов заняли вилдерсы и фортайны.
(с) М.Миноченко