Махмуд Шабистари

Махмуд Шабистари — азербайджанский тюркский поэт, суфий.

Махмуда Шабистари (1288 — 1320), полное имя которого — Саад ад-дин Махмуд ибн Абдул Карим ибн Йахйа Шабистари Тебризи, пожалуй, по-праву можно причислить к одному из самых величайших суфийских поэтов, творчество которого наиболее полно и всеобъемлюще расскрывает и прославляет лирику мистицизма.

Он родился в 1288 в городе Шабистар, близ Тебриза (Южный Азербайджан).

Его жизнь пришлась на мрачный период в истории мусульманского мира, когда полчища Чингиз-Хана буквально растоптали одну из величайших культур, стерев с лица земли целые города, наводя ужас на утопающих в роскоши и неге жителей восточных провинций арабского халифата.

И, тем не менее, в это непростое время Махмуд Шабистари также как и его не менее знаменитый предшественник Джалалиддин Руми, продолжает нести эстафету приемственности духовных традиций, бережно сохраняя все самое ценное из наследия прошлого и передавая её дальше — следующему поколению.

При этом, особо хочется отметить его уникальный дар — умение в краткой и лаконичной стихотворной форме донести до слушателя глубочайшие мысли, заложенные в основе суфизма. Облеченные в словесную (часто — аллегорическую и афористичную) форму сложные термины и понятия мистического Пути невольно заставляли современников поэта задуматься о смысле жизни и сути бытия, открывая для себя новые и неизведанные горизонты человеческого познания. В немалой степени это способствовало тому, что идеи эти нашли широкий отклик в сердцах менее образованного населения, совершенствуя последних духовно и продвигая их на новый, более качественный — нравственный — уровень восприятия окружающего мира. Немалая заслуга в этом принадлежит именно Махмуду Шабистари.

Чего стоит лишь одна из его многочисленных поэм — «Гульшан-и-Раз» («Розовый сад тайн»), переведенная на десятки языков мира и неоднократно переизданная во многих странах мира?

Посредством чрезвычайно богатых форм поэзии им предпринята попытка расскрыть в этом произведении одну из точек зрения на традиции суфизма, опираясь на учение одного из величайших мыслителей исламского Востока ибн Араби. И, хотя язык Шабистари не столь оригинален, как скажем, язык того же самого Руми, не настолько изыскан и утончен, как у Хофиза и не обладает такой элегантностью, которая присуще Джами, все-же, его слог очаровывает прежде всего своей искренностью и огромным состраданием к человечеству в целом.

Не случайно, это произведение является как бы его «визитной карточкой», в котором безошибочно угадывается неповторимый почерк поэта.