Отношения Сефевидов с индийским государством Великих Моголов.

На юго-востоке Сефевидское государство граничило с государством Великих Моголов, основанным в 1526 г. Бабуром. В отличие от других своих соседей Сефевиды еще при шахе Исмаиле установили с Бабуром союзные отношения. Их взаимоотношения не были омрачены религиозной враждой, так как сам Бабур склонялся к принятию шиизма. У них был общий враг — узбекские правители Мавераннахра, которые предпринимали набеги не только в Хорасан, а также в Афганистан и Северную Индию. Конфликт между Сефевидами и Моголами возник из-за обладания городом-крепостью Кандахар, который являлся важнейшим военно-стратегическим пунктом; воротами, ведущими из Индии в Иран и обратно, Кандахар имел так же большое торгово-экономическое значение. Ежегодно через него «из Индии в Иран проходило около 14 тысяч навьюченных товарами верблюдов». Естественно поэтому, что он стал яблоком раздора между Сефевидами и Моголами и переходил из рук в руки.

В начале 1537 г. (зимой 943 г. х.) шах Тахмасиб двинулся из Герата для отвоеваиия Кандахара. Правитель крепости Хадже Калан без сопротивления сдал город кызылбашам. Оставив правителем области Кандахар Будак-хана Каджара, шах вернулся в Герат. Но уже в следующем году брат могольского государя Хумаюна Мирза Камран прибыл в Кандахар с войском и вытеснил кызылбашей. Знаменательным событием в сефевидско-могольских отношениях было обращение Хумаюна к шаху Тахмасибу с просьбой о военной помощи. Дело в том, что Хумаюн был разгромлен афганским правителем Шер-ханом и был покинут даже своими братьями, которые выступили против него. Положение его было столь тяжелым, что он в сопровождении жены, ее служанки и 40 своих самых близких людей вынужден был спасаться от погони во владениях Сефевидов.

Шах Тахмасиб

В 1544 г. (951 г. х.) Хумаюн был принят правителем Систана Ахмед-солтаном Шамлу, оказавшим ему царские почести, и препровожден в Герат. Он был с большим почетом встречен также беклярбеком Хорасана Мухаммед-ханом Шереф ад-Дин оглы, вышедшим со своей свитой ему навстречу далеко за городскую черту. Пробыв несколько дней в Герате, Хумаюн затем двинулся в сторону Ирака, где находился шах в то время. «В каждой области, в которую он прибывал, местные эмиры и сардары совершали обряды преданности, преподносили ему достойные подарки,—пишет Хасан-бек Румлу.
В одном фарсахе от шахской стоянки в яйлаге Сорлуг, недалеко от Султанийе, Хумаюн был встречен братьями шаха Бахрамом и Самом, везиром Кази Джаханом, курчибаши Севиндик-беком и другими высочайшими чинами государства. Когда Хумаюн приблизился к шахскому шатру, сообщает Хасан-бек, он слез с коня и направился к нему. Увидев его, шах Тахмасиб вышел из шатра и сделал несколько шагов вперед и присутствующие стали свидетелями «соединения двух светил». В числе даров Хумаюна, преподнесенных шаху упоминается «алмаз весом в четыре мискаля и четыре данга, равного которому не созерцало око судьбы на протяжении веков и столетий и ухо времени не слышало о подобном». Хумаюн был очень тепло принят шахом Тахмасибом, оказавшим ему всевозможные признаки гостеприимства и дружбы. В его честь был дан грандиозный пир, после которого состоялась церемония вручения шахских даров, в числе коих упоминаются осыпанные драгоценными камнями корона и пояс вышитые золотом ткани, франкские (европейские) товары, боевое снаряжение и оружие, арабские кони и т. п. Затем Хумаюн оставил шаха и двинулся в Тебриз и Ардебиль. Тебриз был празднично украшен жителями: красочный наряд оделись базары и особенно центральный рынок Кайсерийе.
В Ардебиле Хумаюн «поклонился» гробнице шейха Сефи ад-Дина, а после этого вернулся ко двору. В распоряжение Хумаюна Тахмасибом было передано, по разноречивым сведениям, от 6 до 12 тысяч кызылбашей во главе с Будак-ханом Каджаром и Шахверди-беком Устаджлу.

С этим военным подкреплением Хумаюн двинулся в Индию, разбил своего врага Шер-хана и вернул себе престол. За эту помощь Хумаюн уступил Сефевидам Кандахар, дающий ежегодно 40 тыс. туманов дохода