Отношения тюрок и персов во времена Сефевидов и в Каджарском Иране

ucqavuqsxti
6XqF0j_dy9o

«Однажды в полночь, летом 1859-ого года я проходил вместе со своим армянским слугой по улице «Чахарбаг» в городе Исфаган. Вдруг один из местных грабителей напал на него с тростью, сорвал с него одежду и убежал в сад одного из домов.

Я позвал караульного Тюрка, он хотел войти в дом, но хозяин не впустил его. Тюрок был без обуви на ногах, на нем была легкая рубаха и на плече ружье, он прокричал в соторону окна этого дома: » Вы подлые псы персы, с каких это пор нашли мужество брать в руки оружие?!
Был бы я на месте шаха этой страны, я бы и иглу не дал бы вам в руки!».
Вскором дверь открылась и тот персидский вор вышел на улицу.
Я подошел по ближе к ним, он смог отделаться легкой поркой.

В Иране, будь это город или приграничная зона, если Тюрок или Перс встретятся, они обязательно постараются друг друга раздавить.»
_______________________________
Dr . Pulak( Pulak Rud Prey)

Ссалка://vk.com/oyaq_turkman

p40xfrjqwqi
3RVSpPgEXcU
5P98d8Lp2Bg

Такие же отношеия были при династии Сефевидов:

«Иранские элементы были, в целом, «людьми пера» классического исламского общества. Они заполняли ряды бюрократов и представляли долгую иранскую бюрократическую традицию, которая предшествовала Исламу и которая, после исламизации Ирана, предоставила административную преемственность под иностранными правителями — арабами, турками, монголами, татарами и туркоманами. Иранское видение кызылбашей было аналогично стереотипным. Если кызылбашские офицеры получали политические должности или посягали на административные сферы, которые иранцы считали своей прерогативой, то у последних это вызывало негодование. Иранцы не ожидали от кызылбашей вкуса к поэзии или изящным искусствам. Подобные занятия [по мнению иранцев] были прерогативой культурных и цивилизованных джентльменов, иными словами, иранцев.»
(Roger Savory, «Iran under Safavids»)

1B_XwQulGAg
DWnxS1HnewM
B6vy3ufG4gA
Pos_NqpsFfc
pX-2XzVPZiY