Портрет Чингизхана висел у Каджаридов, как и портреты Шаха Исмаила I и Надир шаха

«…Во время пребывания нашего в Таврисе, столице Азербайджана, мы должны были сделать визит князю Караман-мирзе, беглир-бею этой провинции…
…Церемониймейстер, с тростью в руках, встретил нас при самом входе в сераль; он провел нас через сад, на конце которого мы свили с сапогов туфли, в залу. Стены стой залы были покрыты зеркалами и картинами, изображавшими некоторый из сражений отца шах-задеха, Аббаса-мирзы, с турками. Между прочим, я тут заметил взятие Топрак-Калеха в Армении.

Рядом с этими картинами, ( ВНИМАНИЕ ) по сторонам, висели портреты Чингиз-хана, шаха Измаила, Рустама и шаха Надира, четырех любимейших героев Персии.

Около стен стояли кресла; мы раскланялись с мирзою и сели. Мирза сидел в конце залы недвижно. Шах-задех был одет довольно странно: на нем была зеленая туника с воротником и бархатными отворотами, застегнутая до самого подбородка; панталоны его были в ряде европейских и доходили до кашемировых чулков, которые составляли всю его обувь; на плечах у него висела густые золотые эполеты, а на груди, рядом с лентою Льва и Солнца, блистала алмазная орденская звезда, знак самой высшей степени этого ордена; золотой кушак с брильянтовою застежкою обхватывал его талию. На боку у него висела сабля в бархатных ножнах, с золотою оправою и с ручкою, осыпанною алмазами…».

КОРФ Ф. Ф. «ВОСПОМИНАНИЯ О ПУТЕШЕСТВИИ В ПЕРСИЮ», 1852 год.