Последняя надежда российского Императора: Александр Петрович Риза-Кули-Мирза Каджар

1918 год. Середина мая. По улице вечернего Екатеринбурга быстрой походкой идет человек. Редкие прохожие стараются не смотреть в его сторону — времена в городе сложные, а в человеке со сдвинутом на лоб картузе чувствуется военная выправка.

Юная нимфетка, пытается привлечь внимание незнакомца, но тут же отдергивается, увидев огонь в глазах восточного красавца. Таких на Урале она еще не встречала.
Что же занесло южанина в красную столицу Урала? Да еще в такой переломный момент, когда она находится в осаде?

Александр Петрович Риза-Кули-Мирза Каджар

Если бы кто-то из приближенных императора Николая II встретил на улице екатеринбургского незнакомца, то с удивлением в нем признал Александра Риза-Кули-Мирза Каджара, есаула (на момент событий полковника) из личного конвоя Его Величества.

Блестящий офицер, представитель шахской династии азербайджанских кровей, он стал единственным, кто остался верен императорской семье, когда все надежды уже были потеряны ….
Прежде чем продолжить, давайте познакомимся с ним поближе.

Семья

В отличие от большинства азербайджанских ханов, ставших россиянами вместе с вхождением в состав России их земель, у семьи Александра Каджара все было намного сложнее.
Его дед, Бахман Мирза Каджар (1811-1884), фельдмаршал Персии и губернатор Южного Азербайджана (1842-1847), был значимой политической фигурой в Каджарской Империи.

Когда старший брат Бахман Мирзы взошел на престол, а фактическим правителем Персии стал премьер-министр (визирь) Гаджи Мирза Агаси, деду пришлось бежать в Шемаху.
Вскоре, в Российскую Империю переезжает и огромное семейство Бахман Мирзы.

Сыновья Бахман Мирзы (1869 год)

Николай I с радостью принимает высокопоставленного «гостя». Выписывает ему небывалого размера пожизненную пенсию (6 000 червонцев) и право выбора жилья в любой точке Империи. Всем наследникам Бахмана Мирзы разрешается носить титул «персидских принцев», а именовать их должны «сиятельствами».
Бахман Мирза Каджар поселяется в Шуше.

Родители и братья

Отец: Его сиятельство Риза-Кули-Мирза Каджар (1837-1894) — первый из принцев, в 23 года, поступивший на военную службу в императорскую армию. Командовал лейб-гвардейским эскадроном конвоя Императора России. Дослужился до генерал-майора.

Мать: Александра Туган-Барановская, из дворянского рода польских татар. Урожденная мусульманка, принявшая православие.
Братья: Акбер-мирза и Фатали-мирза.

Александр Петрович Каджар

После того, как в 1854 году, в семье Риза-Кули-Мирза Каджар появился второй сын — Фатали-мирза, пара долго не может завести детей. Для привыкшей к большим семьям мусульманской семьи это была большая трагедия.

За 14 лет, что только не предпринималось, пока кто-то не предложил принять православие. Конечно сам Риза-Кули этого сделать не мог, поэтому это сделала жена. И о чудо, через год, в 1869 году, рождается мальчик.

Чтобы не искушать судьбу, малыша решают крестить при рождении. Крестными выступают Великие князь и княгиня: Петр Николаевич и Александра Николаевна. Их имена и легли в основу имени ребенка — «Александр Петрович», второе имя в честь отца — «Риза-Кули-Мирза». И конечно славная фамилия «Каджар».
Так появился новый гражданин Российской Империи, православный азербайджанец шахских кровей, Александр Петрович Риза-Кули-Мирза Каджар.

Принц на службе у Императора

Военная карьера Александра Петровича Каджара была столь же необычной, как и все с ним связанное.

Сын генерала, «персидский принц», в 21 год, на правах добровольца записывается рядовым в пехотный батальон. Через два года, за хорошую службу, отправляется в юнкерское училище.
По окончании, опять войска. Сначала он подпрапорщик, потом подпоручик.

В 1898 году, когда кузен Александра Петровича становится последним каджарским шахом Персии, он зачисляется кандидатом для перевода в Собственный Его Императорского Величества конвой.
Наконец, в 1902 году, пройдя все испытания, Александр Петрович Каджар, зачисляется в лейб-гвардии 2-ю Кубанскую казачью сотню, несшую охрану Императора и его семьи. Причем числится за штатом, как прикомандированный, т.к. не является потомственным казаком.

Даже здесь, среди элиты казачества, Риза-Кули-Мирза Каджар выделяется своей храбростью и готовностью к самопожертвованию. Во время Первой Мировой войны, за охрану Государя на линии фронта, Александр Петрович удостаивается высшего ордена Российской Империи — Святого Георгия. (Всего за годы службы награжден четырьмя орденами.)

После февральской революции 1917 года, как особо доверенное лицо, несет службу во внутренних покоях Александровского дворца, где проживает Император с семьей.
После отречения Николая Второго, есаул Риза-Кули-Мирза Каджар, в числе наиболее преданных Императоров офицеров отправляется в резерв. Одновременно, видно чтобы подсластить пилюлю, ему присваивается звание полковника.

Риза-Кули-Мирза и Николай

Можно подумать, ну что может быть общего у есаула-азербайджанца из конвоя и Правителя Российской Империей? Это ведь совершенно не сопоставимые величины.
Но их объединяло нечто большее чем положение — кровь. Кровь царствующих домов и воспитание на одинаковых принципах.
Есаул Александр Риза-Кули-Мирза Каджар не был простым казаком из охраны. Он дружил с младшим братом Николая Второго (Великим Князем Михаилом), привечался семьей Императора, сопровождал последнего в самых опасных поездках.

Преданность слову и долгу была неотъемлемой частью сущности Риза-Кули-Мирза, и Николай прекрасно это знал. Поэтому нет ничего удивительного, что именно Каджар, до последнего, пытался помочь Государю и его семье. Даже тогда, когда остальные давно сдались.

(Доступно увеличение) Обратите внимание на близость есаула Александра Риза-Кули-Мирза Каджара к царским особам. Сразу за командиром конвоя. Впереди князей и ближе генералов.
(Доступно увеличение) Обратите внимание на близость есаула Александра Риза-Кули-Мирза Каджара к царским особам. Сразу за командиром конвоя. Впереди князей и ближе генералов.

Екатеринбург

Хотя Николай II был уже низложен, но никто не снимал клятвы верности с Александра Каджара, поэтому он следует в Тобольск, куда в августе 1917-го высылают Императора с семьей.
Через прислугу, полковнику удается связаться с Александрой Федоровной, которая также задумывается о побеге. Но Николай II непреклонен. По крайней мере, пока болеет наследник.

А потом приходят большевики и все резко меняется. Начинаются репрессии против царских офицеров, которые отказываются сотрудничать с красными. Особенно лютуют против тех, кто даже при Временном Правительстве остался верен царской власти. Их просто расстреливают.
Риза-Кули Каджару, который в это время находится в Тобольске, удается избежать ареста.
Ужесточают охрану и самого Императора, решив перевезти его вместе с семьей в Екатеринбург.

Императорская семья
Императорская семья

К маю 2018-го, когда вся семья перевозится в Ипатьевский дом, с ними остаются только доктор Е. С. Боткин, камердинер Т.Е. Чемодуров ( заменен камер-лакеем А. Е. Трупп) и горничная императрицы А. С. Демидова. Еще двое повар И. М. Харитонов и поварёнок Леонид Седнё, царскую семью практически не видят, хотя и проживают в том же доме.

Накануне осады

Так получилось, что к моменту заключения царской семьи в доме Ипатьева, резко обострилась ситуация вокруг Екатеринбурга. Недовольство действиями большевиков привело к тому, что поднявший бунт чешский корпус, практические без сопротивления, подошел к самому городу.

В первых рядах белой армии, в форме без опознавательных знаков, идет полковник Каджар. Его волнуют несколько иные задачи, ежели взятие столицы Урала. Он должен спасти Государя.
Впрочем, ему скоро приходится раскрыться, т.к. надо проникнуть в город, чтобы связаться с пленниками.
Конечно для связи можно было отправить кого-то попроще. Но Риза-Кули-Мирза знает, что Николай поверит только тому в ком будет уверен на все 100%.

Дело в том, что большевиками постоянно предпринимались попытки спровоцировать низложенного императора на побег. Это был самый удобный вариант избавления от царской семьи, который снимал ответственность с вождей Страны Советов.
Так, «при попытке к бегству», были застрелены другие представители царской фамилии, которые содержались в разных городах бывшей Империи.

Одно из писем-провокаций дошло до наших дней:

Чекисты прокололись на том, что ни один офицер Русской армии, никогда бы так запанибратски не написал Государю.
Чекисты прокололись на том, что ни один офицер Русской армии, никогда бы так запанибратски не написал Государю.

Встреча

Это конечно было безумием. Шансов пробраться в находящийся на осадном положении город, да еще в самую охраняемую ее часть … шансов не было никаких. Но Риза-Кули-Мирзе это удается.

Здесь он должен встретится с личным камердинером Николая — Чемодуровым, который знает каджарского принца лично. А дальше начинаются странности, которые почему-то никак не освещаются исторической наукой.

Риза-Кули-Мирза не знал, но мы сегодня имеем на руках документы о том, что все обитатели Ипатьевского дома находились под строгим домашним арестом. Поэтому Чемодуров никак не мог прийти на тайную встречу.

Однако он пришел!

В его поведении что-то не нравится полковнику, поэтому выслушав рассказ о обстановке внутри дома, он ограничивается ободряющими словами и обещает передать записку при следующей встрече (хотя записка при нем).
Дальше происходит какой-то спектакль. Чемодуров возвращается к Николаю и заявляет, что он сильно болен. Николай увольняет его со службы (ему присылают нового камер-лакея — А. Е. Труппа). Но Чемодурова арестовывает ЧК, после чего помещают в тюрьму.

Чемодуров и Трупп
Чемодуров и Трупп

Не известно, передавал ли что-нибудь Чемодуров Николаю или нет, но когда большевики покидали Екатеринбург. А содержащиеся по политическим и военным делам узники стали расстреливаться. Про Чемодурова почему-то забывают.

Объяснения самого Чемодурова выглядят очень неубедительно:

Сам Чемодуров своё спасение от расстрела объяснял чудом — в тюрьму, по его словам, был прислан список лиц, подлежащих расстрелу. Список был большой и на одной странице не уместился, отчего фамилия Чемодурова оказалась написанной на обратной стороне листа. По небрежности тюремного начальства, не проверившего надписи на обратной стороне страницы со списком, Чемодурова не вызвали из камеры на расстрел. Спасли его из тюрьмы чехи, освободившие Екатеринбург от красных. (с) Аничков В. П. Чемодуров // Екатеринбург — Владивосток (1917—1922). — М.: Русский путь, 1998. — 368 с.

Как бы то не было, вторая встреча не состоялась,

Полковник предпринял еще несколько попыток связаться с Императором, но времени уже не оставалось. На то, чтобы выйти на Чемодурова, ему понадобилось несколько месяцев, а тут конец мая … до расстрела царской семьи оставалось меньше 50 дней.

Дальнейшая судьба Александра Петровича Риза-Кули-Мирза Каджара

Царская семья была расстреляна в ночь с 16 на 17 июля, а 24-25-го Екатеринбург взяли белые. Практически без боя. Потери сторон — два человека у белых, 30 у красных.

Но еще когда шла вялая перестрелка, Александр Петрович рванулся к дому Ипатьевых … Его худшие предположения оправдались. А когда он спустился в подвал …
Он еще на год останется комендантом Екатеринбурга, в надежде что-то узнать или найти останки Государя. Но когда в город возвратятся красные, повесит свой мундир на крючок, навсегда распростившись с военной службой.
Кузен последнего шаха Каджарской империи, служивший последнему императору Российской империи, не видел больше достойных целей для своего служения.

Вскоре он эмигрирует в США, где начинает вести свою колонку в русскоязычной газете «Новое русское слово».
Это больше мемуары, чем статьи — память о человеке, которому он поклялся в верности, и не смог спасти.

До конца жизни, полковник Александр Петрович Риза-Кули-Мирза Каджар, терзался вопросом, все ли он сделал ради спасения Государя?
В 1941 году, в газете размещена его последняя заметка. Дальше, о самом преданном Императору офицере российской армии, неизвестно ничего.
Ссылка на дополнительную литературу «Азербайджанцы в конвое российских императоров».

Ссылка: https://zen.yandex.ru/media/azerbaijan