Разгром кызылбашами крымскотатарского войска во главе с Адиль Гирей-ханом


«С присоединением к ним татарского войска они и вовсе окрепнут. Необходимо выступить навстречу [татарам] и соорудить между ними [татарами и османами] искендерову стену из острых мечей», – решили кызылбаши. Нечестивые души [кызылбашей] были терпеливы к горестям и бедам той ночи и, невзирая на усталость, уже на рассвете они выступили навстречу татарам-грабителям. Еще раньше татары были предупреждены о том, что необходимо оставить где-нибудь награбленное богатство, а самим присоединиться к османам. Затем снова были посланы гонцы к татарам, известившие их о наступлении сына шаха. Но сыновья [татарского] хана и находившиеся при них отважные бойцы в силу своей надменности и беспечности отнюдь не прислушались к этим наставлениям и пренебрегли опасностью, грозившей со стороны наступавшего противника.

«Кто такие эти проклятые кызылбаши, чтобы так их бояться?» – говорили они с укором. Надменные татары не предприняли никаких мер, чтобы подготовиться к сражению и продолжали продвигаться все в том же порядке: каждый из них шел сам по себе, таща с собой пленников и захваченные трофеи. Всего лишь до 2000 воинов находилось в распоряжении вышеупомянутого хана [Адиль Гирея], остальная же часть [татарского войска] разбрелась и находилась в довольно беспорядочном состоянии. Так они брели привал за привалом, словно заигрывая с ангелом смерти.

Сражение началось с внезапного столкновения караулов противостоящих сторон. Но войска безбожников все прибывали. Они словно вороны налетели на обесславленное татарское племя. От многочисленности врагов высокомерные сердца татар охватил ужас. Как только самонадеянному Адиль Гирею стало ясно, что происходит, и как далеко зашло дело, он направил своего коня на поле битвы и словно разъяренный лев бросился в бой. Сначала беспощадным огнем он оповестил в адский огонь бесчисленное количество врагов чарйара, а затем безжалостным мечом он обесславил бесконечное количество свиней.

«Но что поделать? В силах ли один отважный тигр противостоять 100000 огромных львов?» Татары были опозорены и разгромлены, а этот несравненный жемчуг [Адиль Гирей-хан] подобно замученному Хусейну поневоле оказался в руках врагов веры. Также был пленен и Пияла-бек. Довольные одержанной победой и захваченными трофеями, [кызылбаши] не вернулись на свои стоянки. Острыми мечами они перебили 200 татар, трупы которых смешались с землей. Несколько человек спаслись бегством из этой кровопролитной бойни. С их прибытием и распространением этой горькой вести, воины, и без того пребывавшие в страхе, пришли в полное смятение, [в армии] началось дезертирство…

P.S. Взято из книги османского историка Ибрахима Рахимизаде, поэтому приведенный отрывок не беспристрастный, учитывая «нечестивые души», «свиньи», «безбожники» и другие оскорбления в адрес кызылбашей