Рихард Зорге: «Я могу вполне считать себя азербайджанцем»


В биографии разведчика об Азербайджане упоминается совсем немного — авторы ограничиваются парой предложений о том, что Зорге родился в поселке Сабунчы, что в пригороде Баку. В то время там работал его отец. Однако в записях Рихарда Зорге сохранилось много интересных воспоминаний, связанных с Азербайджаном.

Я родился на Южном Кавказе…
и вообще, я могу вполне считать себя
азербайджанцем. Только вот беда: ни
слова по-азербайджански я не знаю…”

Рихард Зорге, Москва, 1926 год

Детство в Баку

В кругу семьи Рихард Зорге, как самый младший, был всеобщим любимцем, его ласкательно называли Ика. В школе — «премьер-министром». Почему «премьер-министром»? Он был не по годам развит, на каждом шагу проявлялось его стремление к самостоятельности. «Я прослыл трудным учеником, нарушал школьную дисциплину, был упрямым, своенравным и непослушным».
Ика ненавидел зубрежку. Он любил рассуждать, давать собственную оценку прочитанному. У «премьер-министра» было свое государство, источник силы и мощи — книги».

Зорге чувствовал «неятфную жилу» на Апшероне

«Адольф Зорге называл Апшерон «черным адом». Но в этот черный ад продолжали слетаться «рыцари» наживы со всего света. Их не могли запугать ни бунты, ни чума, ни холера. Россия поставляла больше половины мировой добычи нефти, занимала одно из первых мест на мировом рынке, оставив далеко позади такие страны, как Америка, Аргентина, Перу.

Сперва Зорге работал на буровой вышке, потом перешел на нефтезавод. В нефтяном деле он смыслил мало, но был прилежен и исподволь учился у местных мастеров — русских и азербайджанцев, которые по знанию добычи нефти очень часто превосходили иностранных специалистов.
Прикопив денег, Рихард Зорге стал скупать нефтеносные участки. Прослужив добрый десяток лет на промыслах, он обрел особую интуицию: стал чувствовать «нефтяную жилу», на торгах, или шайтен-базарах, как тут их называли, не кидался, как некоторые его земляки, скупать все соседние с нефтяным фонтаном участки, а выжидал. Он не любил рисковать. Большинство представителей иностранных фирм было занято спекуляцией участками: они не занимались организацией бурения, а лишь продавали и перепродавали все участки, скважины, оборудование. Адольф спекуляцией не занимался, он вкладывал сбережения в участки, нефтяные заводы. И в конце концов он добился своего: в «черном аду» Апшерона он построил свой маленький семейный рай, сделался респектабельным буржуа, многосемейным собственником. Все идеалы были достигнуты.

Героический момент кончины 

На могиле Зорге в Токио подпись: «Родился в Баку в 1895 году и умер в 1944 году в Токио»

Приговор о повешении был приведен в исполнение в тюрьме Сугамо. Когда утром в одиночную камеру вошел начальник тюрьмы и спросил имя, время и место рождения осужденного, Зорге понял, что наступил его последний час. В сопровождении конвоиров они прошли по гулкому коридору, пересекли тюремный двор, свернули за угол, где среди высоких стен было скрыто бетонное здание казней.

Первым ввели туда Одзаки. По обычаю он склонился перед нишей, где несколько свечей освещали позолоченную буддийскую статую. «Жизнь и смерть — одно и то же для того, кто полагается во всем на милость Будды», — послышались из темноты слова монаха. Осужденный вскинул глаза, словно хотел возразить что-то, но тут же снова опустил их, зажег ритуальные свечи.

Следующим был черед Рихарда Зорге. Он не остановился перед нишей, а сразу прошел в пустую камеру без окон, с виселицей посредине. Под ней не было ни табурета, ни ступеней. Лишь люк в бетонном полу, на крышку которого ставили осужденного. В ту последнюю минуту, когда тюремщики уже надели петлю и вот-вот должен был провалиться квадрат пола под ногами, Зорге улыбнулся и крикнул по-японски: «Собиэтто! Секигун! Кёсансюги! — Советский Союз! Красная Армия! Коммунизм!»

Официальный медицинский акт засвидетельствовал, что сердце приговоренного оказалось на редкость сильным — пульс пропал лишь через 8 минут. Но всех, кто присутствовал при казни, еще больше поразила сила духа этого человека.

Останки Одзаки были переданы его жене. А тело иностранца, Рихарда Зорге, поскольку у него не могло быть родственников в Японии, закопали где-то среди общих могил в Дзосигая.

Ханако Исии, японская жена Зорге, с немецкими журналистами у могилы разведчика в Тама (1964 год)

Особенность памятника Р. Зорге в Баку

В 1982 году в Баку был установлен памятник Рихарду Зорге — уроженцу города, легендарному разведчику, Герою Советского Союза.

Особенность его в том, что с какой стороны ни подойди, глаза Зорге всегда смотрят в твою сторону. Невольно вырывается: «Я слежу за вами!»