Шах Тахмасиб и его поход на Шейбанидов, захват Герата и Кандагара

Шах Тахмасиб и Великий могол Хумаюн шах

О завоевании Кандагара шахом Тахмаспом I и назначении им губернатором области Будак хана Каджара

«Осенью 1537 г. считая, видимо, что власть Шейбанидов в Герате установлена прочно, Убайдулла хан оставил наместника и двинулся к Мешхеду, сохранявшему все это время статус сефевидского владения. Но в дороге, проезжая через Бахарз, из перехваченного письма мешхедского сановника к его другу в Герат он узнал, что шах Тахпасп уже выступил в поход на Хорасан. Не ожидая подхода шаха, Убайдулла повернул обратно в Герат, где 16 шаабана 943/ 18 января 1537 г.х. получил дополнительное известие из Мерва о том, что шах вступил на территорию Хорасана и в ближайшем будущем его следует ждать в Герате. Убайдулла хан устроил военный совет со своими эмирами. Обдумав ситуацию, он предложил план генерального сражения с шахом, призывая эмиров совместными усилиями одолеть неприятеля.

Он говорил, что армия неприятеля измотана длинным маршем по зимним дорогам, трудностями, которые пришлось перенести в Нисе и Абиверде, что она испытывает недостаток оружия, тогда как у них, Шейбанидов, оно в достатке и порядке, армия многочисленна и пребывает в лучшей форме. Но все его доводы не были приняты эмирами. Утомленные пребыванием на чужбине, они уже не хотели воевать, спешили вернуться к родным очагам. Они настаивали на отступлении и угрожали, что если верховный правитель не прислушается к их мнению, то они уйдут в Мавераннахр без его согласия, а его самого привяжут к коню и заберут с собой насильно. Убайдулла хану пришлось внять этому предупреждению, и буквально на следующий день, 17 шаабана, его войска снялись с места и ушли в Бухару по дороге через Балх, непривычной для них и тяжелой, особенно в такое время года.

Выступление шаха Тахмаспа в поход объяснялось его опасениями потерять Хорасан. Вероятность такого поворота событий возрастала с каждым месяцем пребывания Шейбанидов в Герате, по мере того как они (если не во всей массе, то во всяком случае, их административный аппарат) вживались в местные условия. При первой же возможности, развязав себе руки на западе, он провозгласил поход против «неукротимых йазидов».

Под его знамена встали со своими отрядами наместники областей, правители городов, коменданоы крепостей. Путь на Герат был избран через Нису и Абиверд. Оказавшись в относительной близости от Тебеса, гле после неудачной попытки захватить Кандагар отсиживался [брат шаха] Сам Мирза, шах Тахмасп направил за ним специальный отряд под командованием двух эмиров. Когда Сам Мирза был доставлен к шаху, Тахмасп расправился с его соратниками, но пощадил жизнь младшего брата. Однако должность наместника Хорасана ему не доверил, а поручил ее своему малолетнему сыну Султану Мухаммаду. Сам Мирза, рассчитывавший на полное восстановление в правах, обиделся, бежал из ставки шаха, собрал отряд, и, как пишет историк, «блуждая по пустыне противодействия, двинулся на Кандагар».

В создавшейся ситуации шах Тахмасп не мог уйти из Герата на запад, не обеспечив свои тылы от вероятного нападения Сам Мирзы. 10 зулькада 943/20 апреля 1537 г.х. он выступил в поход против мятежного Сам Мирзы, но тот, не располагая достаточными силами для открытого боя, уклонился от столкновения с войском брата. Что же касается могольского наместника Кандагара, то он также не решился на борьбу с Сефевидами, а поспешил выйти из города для торжественной встречи Тахмаспа.
С  военным подкреплением от Сефевидов Хумаюн  в Индии разбил своего врага Шер-хана и вернул себе престол. За эту помощь Хумаюн уступил Сефевидам Кандахар, дающий ежегодно 40 тыс. туманов дохода. Шах без боя занял Кандагар и посадил здесь Будак хана Каджара в качестве правителя обширной области, включавшей не только Кандагар, но и Заминдавар.С этим военным подкреплением от Сефевидов Хумаюн двинулся в Индию, разбил своего врага Шер-хана и вернул себе престол. За эту помощь Хумаюн уступил Сефевидам Кандахар, дающий ежегодно 40 тыс. туманов дохода.

Не задерживаясь здесь надолго и полагая, что его задача успешно решена, шах Тахпасп вернулся в Герат.»

(Н. Туманович, «Герат в XVI и XVII веках»)

Примечательно, как Бахши в своей книге называет кызылбашей «туркоманами» во время их войны с моголами:

«В начале этого года шах Тахмасп в отместку за [своего брата] Сама Мирзу двинулся на Кандагар, и [могольский губернатор] Калан бек оставил крепость и направился в Лахор. Говорят, что Калан бек выстроил для себя очень изящный дом в китайском стиле, и когда он бежал, дом был полон красивых ковров и прекрасных ваз. Это доставило шаху большое удовольствие. Оставив Кандагар под управлением своих вельмож, шах проследовал в Ирак. После этого [могольский принц] Мирза Камран двинулся на Кандагар из Лахора, и туркоманы, будучи не в состоянии противостоять ему, покинули город и отправились в Ирак. Кандагар, таким образом, вновь вернулся в его руки.»

Nizamuddin Ahmad Bakshi, «Tabakat-i Akbari», in «The History Of India, As Told By Its Own Historians», Vol. V

Ссылка: //vk.com/azerbaycanturku