Буян Бадыргы-основоположник государственности Танну — Тыва

В начале прошлого столетия Тува представляла собой окраину Цинской империи, власть которой была установлена в 1757 году 10 и продлилась до 1912 года. Подчинив Халху (Внешнюю Монголию) и Туву, маньчжуры распространили на них свою военно-административную организацию путём переформирования бывших княжеских уделов в военные единицы, соответствовавшие маньчжурским «знамёнам», по-монгольски называвшимся хошунами. Каждый хошун в свою очередь делился на сумоны (кавалерийские эскадроны цзо-лин), а сумоны на — арбаны, объединявшие, как правило, близких родственников, сородичей.Основная территория тувинских племён разделялась на несколько хошунов; одни из них управлялась правителями тувинцами, другие — правителями монголами.


Монгуш Буян-Бадыргы – крупнейший политический и государственный деятель Урянхайского края начала 20-го века, оказавший огромное влияние на историю тувинского народа. Являясь правителем Даа-хошуна, он 26 октября 1913 года, после распада Цинской империи и обретения Тувой независимости, обратился к России за поддержкой и покровительством.

В письме на имя императора Николая II, изложив краткую историю русско-тувинских отношений, Буян-Бадыргы писал: «Ныне с упразднением в Китае Маньчжурской династии я и мой хошун остались без покровительства, а потому я и весь народ, после тщательного и продолжительного «обсуждения о создавшемся положении, единодушно решили просить Великого Цаган-Хана принять весь хошун под свою Высокую Державную Руку и покровительство. …мы, урянхи, просим ныне Великого Цаган-Хана снова принять нас, как триста лет тому назад, в состав Великой России».

Обращение Буяна-Бадыргы сыграло решающую роль в установлении в 1914 году протектората Российской империей над Урянхайским краем, заложило основы единения Тувы и России.

Огромную роль имела деятельность Буяна-Бадыргы по объединению тувинских хошунов, подготовке и проведению Всетувинского учредительного хурала, провозгласившего в августе 1921 года образование в центре Азии нового суверенного государства — Тувинской Народной Республики. Председательствуя на Всетувинском хурале, Монгуш Буян-Бадыргы принял самое активное участие в разработке и принятии Конституции молодого государства, в первом параграфе которой закреплялась дружба народа республики с народами Советской России».
Руководя Правительством ТНР, Буян-Бадыргы участвовал в разработке и принятии конституций Тувы 1923, 1924, 1926 годов.

Политическая и государственная деятельность одного из самых славных сынов тувинского народа прервалась в 1929 году в результате ареста. В марте 1932 года он был обвинен в контрреволюционной деятельности и расстрелян.

Как всё произошло:

В Китае произошла Синьхайская революция, начавшаяся Учанским восстанием 1911 года, а завершившаяся свержением маньчжурской династии Цин и провозглашением республики. Вслед за этими событиями в Туве, как и в соседней Монголии, развернулось национально-освободительное движение.
Китайскую администрацию и торговцев изгнали за пределы страны. Перед тувинскими правителями хошунов встал исторический вопрос о дальнейшей судьбе своего народа. В конце 1911 года они начали готовить съезд для решения вопроса о будущем Тувы. Съезд созвали в январе 1912 года.На нём сразу столкнулись совершено разные взгляды. Группировка амбын нойона Комбу Доржу выступала за присоединение к России. К ней примкнул представитель нарождающейся торговой прослойки богач Агбан, всячески защищавший идею присоединения. Он подчёркивал, например, тот факт, что, несмотря на многолетнее хозяйничанье, китайские купцы не снабжали население необходимыми предметами потребления и что отдельные тувинские араты находятся за чертой крайней бедности.
Русские же, говорил он, привозят товары, жизненно нужные для края. В отношении сторонников другой ориентации, монгольской, он иронизировал: «Что Монголия? Чем она лучше Тувы? Что она может нам предоставить кроме масла, которого у нас самих есть? Россия — это сила. Она способна ввозить в Туву не только ткани, но и железо и железные орудия». Покровительства Монголии искала группа во главе с салчакскими и тоджинскими нойонами. Входившие в неё крупные ламы и чиновники, резко возражая Агбану, указывали на важность духовного и религиозного начала, идущего из Тибета и Китая, и призывали ориентироваться на восточные страны.

1413031015_gczphc7ix5o

В конечном счёте съездом было принято решение объявить Урянхай «независимым, находящимся под покровительством и защитой Российского государства».Гун нойон Буян Бадыргы был яркой и сильной личностью.В первые годы своего правления он продолжил линию, которую проводил его приёмный отец — Хайдып угерда. Её можно определить как в целом антироссийскую и прокитайскую, что подтверждается намерением Буян Бадыргы прекратить торговлю с Россией, а также тем, что он сформировал двухтысячную армию для охраны китайских торговых точек в Туве.
В ходе национального антикитайского движения, вспыхнувшего в Урянхайском крае в декабре 1911 года, хемчикские нойоны во главе с БуянQБадыргы выступили в защиту китайских торговцев. Они обвиняли амбын-нойона Комбу-Доржу в попустительстве погромам китайских фирм и лавок.В частности, узнав о погроме в Оюннарском хошуне,Буян Бадыргы заявил:

«Допущенные чиновниками Оюннарского хошуна разгром и ограбления
китайской фирмы и её лавок совершены незаконно. За то, что допустил эти
бесчинства, амбын»нойону быть без головы. Считаю впредь недопустимым
беспокоить китайцев. Маньчжурская власть над Тувой была и остается в
силе».Движение восставших аратов на реках Торгалык и Чадан вообще
было подавлено.Скорее всего, в поведении Буян Бадыргы сказались в данном
случае верность взглядам приёмного отца и полученное им воспитание. А воспитан он был в духе верноподданного Китайской империи и потому не сразу осознал, что богдыхана нет и власть, казавшаяся вечной, как Синее Небо, рухнула. Но вскоре сам факт падения маньчжурской династии и провозглашения независимости Внешней Монголии, а также изгнание китайских торговцев из Тувы в корне изменили взгляды Буян Бадыргы. По мере усиления притязаний на Урянхайский край Внешней Монголии нойон Даа хошуна
начал склоняться на её сторону.

484f106ce87bf6031cc7d8ad81e6b9bc

Между тем ко второй половине 1913 года царское правительство добилось от Китая согласия на то, что вопросы, так или иначе связанные с Внешней Монголией, будут решаться путём переговоров с Россией.

Видя усиление позиций России в Монголии и Туве и улавливая настроения подданных своего хошуна, Буян Бадыргы счёл более благоразумным переориентироваться на царскую Россию.

26 октября 1913 года им через заведующего делами Усинского пограничного округа А. Церерина было отправлено прошение на Высочайшее имя императору Николаю II: «Около трёхсот лет тому назад (в 1616 году) при первом русском царе из царствующего ныне дома Романовых Михаиле Федоровиче предки наши, кочевавшие по реке Кемчику, присягали на подданство России через первого русского посланца в этом крае Василия Тюменца. Ныне, с упразднением в Китае маньчжурской династии и с провозглашением Монголией своей независимости, я и мой хошун остались без покровительства, а существовать самостоятельно мы, урянхи, ввиду малочисленности, по прежнему не можем. Потому я и мои духовные и светские чиновники и весь народ после тщательного и продолжительного обсуждения создавшегося положения единодушно решили просить великого Цаган хана принять весь хошун под свою высокую державную руку и покровительство…» 17 апреля 1914 года было официально заявлено о протекторате России над Урянхайским краем.
Надо отметить, что прошение Буян Бадыргы было хорошо аргументированным, продуманным и дальновидным, что выразилось в настоятельной просьбе сохранить прежнее административно-территориальное деление края, прежние титулы, чины, должности и знаки отличия и в особенности не препятствовать исповеданию буддийской религии, а также освободить тувинцев от воинской повинности, налогов на пастбища, рыбный и звериный промыслы. Все эти просьбы были удовлетворены, что значительно облегчило материальное и бытовое положение тувинцев. Началось строительство краевого центра, города Белоцарска, план которого согласовывался с Буян Бадыргы. Если учесть, что ему в то время было всего лишь 22 года, то надо признать его умение правильно оценить ситуацию и принять решение, оптимальное с точки зрения интересов народа.

Об одном необходимо упомянуть — это родной брат Хайдыпа камбы-лама Верхне Чаданского хурээ (монастыря) Лопсан Чамзы. Он родился в 1857 году, духовное образование получил в одном из монастырей Тибета и в Туву вернулся человеком грамотным, обладавшим глубокими познаниями в области буддийской философии, обрядовой практики буддизма, тибетского и монгольского языков. Русские путешественники отмечали его мудрость, интеллигентность и любовь к народу. Например, Н.Леонов писал: «Один из тувинских лам произвёл на меня огромное впечатление своей богатой душевной жизнью, своими интересами, насквозь проникнутыми глубокой любовью к родной стране. Прежде всего, меня поражало в нём его бескорыстие и отсутствие личной заинтересованности и свойственной нам суеты. Одна мысль о том, как бы помочь танну тувинскому народу, наладить его жизнь, постоянно владела целостной душой старого ламы. В этом отношении он был изумительным однолюбом, служителем одной идеи». Лопсан Чамзы был ярым сторонником присоединения к России, поскольку был убеждён в том, что только оно даст импульс дальнейшему развитию и процветанию Тувы. В феврале 1913 года он, вторым после амбын нойона Комбу Доржу, написал прошение о присоединении к Российской империи.Именно его влиянием во многом объясняется изменение внешнеполитических предпочтений угерда Буян Бадыргы. Но в дальнейшем их пути расходятся. Октябрьская революция и Гражданская война поколебали веру Буянn Бадыргы в то, что Россия может быть надёжным патроном Тувы. Как следствие, в 1918 году Даа хошун был принят в монгольское подданство; правда, выразилось это фактически только в том, что Буян Бадыргы в подтверждение его статуса правителя получил от Чжалханцы-ху-тухты титул Эртине бэйсе и печать.Напротив, Лопсан Чамзы продолжал вести линию на дальнейшее сближение с Россией. Видя в правительстве А. В. Колчака преемника Российской империи, он всячески поддерживал комиссара этого правительства по делам Урянхайского края А. А. Турчанинова. В 1919 году Лопсан Чамзы совершил поездку в Омск, где лично встретился с Колчаком. В последствии это трагически сказалось на его судьбе: по воспоминаниям современников, он был обвинен в антинародной деятельности и расстрелян в 1930 году.

Flag_of_Tuva.svg

IV Самым знаменательным событием в истории тувинского народа, безусловно, является созыв Всетувинского Учредительного Хурала — съезда представителей всех тувинских хошунов в местечке Суг-Бажы, где находился русский поселок Атамановка (ныне село Кочетово Тандинского кожууна). Хурал проходил с 13 по 16 августа 1921 года, на нем присутствовало представители от семи хошунов из девяти (от Хасутского и Сартульского хошунов представителей не было). От Советской России присутствовали 17 представителей, в том числе Председатель Сибирского революционного комитета И. Г. Сафьянов,от Народно-революционной Монголии — три, был также представитель Дальневосточного секретариата Коминтерна Цивенджапов. Председателем съезда избрали, как значится в протоколе,Буян Бадыргы из Монгуш сумона Даа хошуна. Хурал единодушно проголосовал за резолюции об установлении в Туве «нового порядка и новой власти» и о том, что «Народная республика Танну Тува является свободным, ни от кого не зависящим в своих внутренних делах государством свободного народа».Съездом была принята Конституция Тувинской Народной Республики, состоявшая из 22 статей. Буян Бадыргы на съезде показал себя осторожным, внимательным, в меру демократичным политиком, безусловно — сторонником независимой и самостоятельной Тувы.

Монгуш Буян Бадыргы был избран в первый состав Правительства Тувинской Народной Республики. В 1922 году он стал заместителем Председателя Совета Министров, присутствовал на заседании Центрального Комитета Тувинской народно-революционной партии как член партийной фракции правительства.3 декабря 1923 года он получил партбилет.В 1923 году Буян Бадыргы избирается на пост Председателя Совета Министров республики.Будучи главой Правительства и министром иностранных дел ТНР, он возглавил в июле-августе 1924 года тувинскую правительственную делегацию на проходивших в Кызыле переговорах с Монголией и Советским Союзом. На них обсуждались пути урегулирования вооруженного конфликта в хемчикских хошунах и вопрос о присоединении Тувы к Монголии, поставленный двумя хошунами и рядом сумонов. Конфликт разрешился мирно, а по второму вопросу в Декларации делегаций СССР и Монгольской Республики говорилось, что воля тувинского народа была учтена на Всетувинском Учредительном Хурале.Советская Россия признала республику ещё в 1921 году. В июле 1925 года в Москве было заключено соглашение между СССР и ТНР об установлении дружественных отношений.

В августе 1926 года последовало признание независимости ТНР и со стороны МНР. В Улан-Баторе был подписан договор об установлении дружественных отношений между республиками.В. А. Дубровский отмечает, что «бывший гун-нойон Монгуш Буян Бадыргы в силу своего природного дарования и образованности, ума и дальновидности достиг вершин политической карьеры. Пользовался заслуженным авторитетом у тувинцев, русских и монголов».При нём и с его участием были разработаны и приняты конституции республики 1921, 1924, 1926 годов.

Как дипломат он показал себя умелым и целеустремлённым
защитником интересов своего народа. Он мог наперекор мнению
большинства защищать какие-то представления о должном, запечатлевшиеся в его сознании в юности, — но мог и отказываться от них, когда понимал, что те или иные его взгляды не соответствуют требованиям времени. Тогда он сам выступал за разрыв с традицией, как это, например, произошло на II съезде ТНРП, где именно он 6 июня 1923 года высказался за отмену прежних титулов, званий, чинов и должностей, знаков отличия и форм приветствия.

Со всей силой своего авторитета Буян Бадыргы защищал буддизм. Как говорится во втором томе «Истории Тувы», подготовка которого курировалась самим Салчаком Тока,в марте 1928 года при содействии и активном участии некоторых реакционеров, таких как Буян Бадыргы и других, еще не изгнанных из правительства и ЦК ТНРП, был созван Всетувинский съезд лам (буддийский собор) с целью укрепления устоев ламаизма.

1928 года всё активнее проводят линию на очистку Народно-революционной партии от «чуждых элементов» выражают недовольство отношением командированных советских работников к бывшим чиновникам, в частности к Буян Бадыргы.Часть раздававшихся в адрес Буян Бадыргы критических замечаний следует признать справедливыми. Он стремился сохранить некоторые черты старого тувинского быта: в уголовное законодательство была введена смертная казнь за воровство (за 1927 год были расстреляны свыше десяти человек, обвинённых в воровстве), при допросах,как и встарь, применялись пытки, несмотря на осуждение их Всетувинским Учредительным Хуралом. Однако главным обвинением,предъявленным Буян Бадыргы на II пленуме Тувинской народно-революционной партии, проходившем с 7 по 11 января 1929 года, были не эти прегрешения, а княжеский титул, должность правителя хошуна, поддержка духовенства и бывших чиновников.

article3750
Буян Бадыргы был исключён из партии и решением Верховного
Совета ТНРП от 16 октября 1929 года снят с занимаемой должности.
В тот момент он и ещё 16 бывших руководителей уже находились под
арестом. Семью его насильственно переселили в другой хошун.
О трагической гибели Буян Бадыргы, как и о первых годах его
жизни ходят легенды. Говорят, что его убили без суда и следствия в
марте 1930 года на Хемчике.Но вот усилиями К. Т. Аракчаа в Государственном архиве Республики Тыва найдены документы, проливающие новый свет на те события. В анонимном письме донесении из Самагалтая, датируемом декабрем 1930 года, упоминается о заключении Буян Бадыргы и Чымба Бээзи (Бэйсе), бывшего правителя второго хемчикского хошуна, в тюрьму в Кызыле.Несколькими месяцами раньше, 17 марта 1930 года в Хемчикском хошуне
начался вооруженный мятеж аратов. Тогда считалось, что он был
спровоцирован представителями бывшей знати и буддийского духовенства с целью дискредитации новой власти. Вероятно, бывшие
нойоны были арестованы под тем предлогом, что «готовили» эти выступления.

Было решено «утвердить проект постановления внутренней политиQ
ческой охраны, где предлагается приговорить их по 41 статье Уголовного кодекса к расстрелу».В это время Буян Бадыргы было всего 40 лет. До сих пор не найдено место, где его расстреляли. Справедливо сказано: «Революция
пожирает своих детей».

Ссылка: http://cyberleninka.ru/article/n/lichnost-v-istorii-mongush-buyan-badyrgy-1892-1932